Метка: Ротов К. П.

Дядя Степа

Дядя Степа

Первой женой Алексея Владимировича Баталова была Ирина — дочь замечательного художника-карикатуриста Константина Павловича Ротова.

Они дружили с детского сада, и эта дружба плавно перетекла в брак. Причем, поженились они втайне ото всех, на деньги домработницы драматурга Погодина – тогда за роспись надо было заплатить, а своих денег у них не было…

Константин Ротов, иллюстрируя книгу Михалкова «Дядя Степа», рисовал главного героя с зятя. И все шутил:

— У тебя ботинки 45-го размера, и у Дяди Степы тоже!

Внучка Ротова — дочь Алексея Владимировича Надежда Баталова вспоминала:

— С 1940 по 1948 годы дед пробыл в исправительно-трудовом лагере, был арестован по ордеру Берии. В его отсутствие моя мама, Ирина Ротова, вышла замуж за папу — Алексея Баталова. Знакомы они были с детства, а поженились, как только достигли совершеннолетия, в 1946 году. Деду отец очень нравился, они крепко подружились, часто и подолгу беседовали. Отец очень интересовался изобразительным искусством. Дед обучал его рисунку. Всё это я знаю со слов мамы, ведь дед вернулся из лагеря, когда мне было всего около двух лет.          читать

И. Абрамский «Самый веселый художник»

И. Абрамский «Самый веселый художник»

Статья о художнике К. П. Ротове

page-3     читать

Евгений Мигунов о К. П. Ротове

Евгений Мигунов о К. П. Ротове

Дмитрию Наумовичу Бабиченко я обязан кратким знакомством с совершенно легендарной личностью…

Однажды, году в 1948-1949-ом, в дверь комнатки, где располагалась наша режиссерская группа и я трудился над компоновками (по-моему, фильма «Чемпион»), заглянул Бабиченко.

— Смотри, кто к нам пришел!—провозгласил он. И, обернувшись к спутнику, пригласил его в комнату.

— Знаешь, кто это?..—с торжеством превосходства произнес он. И, выждав паузу, объявил: — Сам Константин Павлович!

Ротов? — обалдел я.

Невысокий рыжеватый человек с добрым пухлогубым лицом и невероятно широкой улыбкой как-то неуверенно протянул мне руку.

— Неужели меня кто-то знает? — горестно обратился он к Бабиченко.

Дмитрий Наумович хлопнул ладонями по коленям и хохотнул, довольный произведенным эффектом.          читать

Г. Рыклин о Константине Ротове

Г. Рыклин о Константине Ротове

В кругу друзей и товарищей по работе он был более известен под другим именем — Костя Ротов.

Его почитатели (а их тысячи) тоже называли его ласкательным именем Костя. Хотя многие из них не были с ним лично знакомы. Хотя не знали его в лицо.

— Видал последнюю карикатуру Кости Ротова?

— Ну, до чего смешно нарисовал Костя Ротов!

— Ох, и талантлив Костя Ротов!

В это время знаменитый советский художник-карикатурист Константин Павлович Ротов сидел у себя дома (или в редакции) за столом и рисовал. Рисовал и улыбался.

Он всегда улыбался.

И всегда рисовал. Улыбка зависела от рисунка.

Если это шутка, дружеский шарж, юмористическая зарисовка — Ротов смотрел на мир мягко, с хитринкой, по-детски. При этом глаза его искрились доброй, лукавой улыбкой.

Вдруг гасли огоньки в глазах художника, на его лице возникала другая улыбка — жесткая, сердитая, ехидная. Значит, Ротов кого-то разоблачает, клеймит позором, высмеивает. Значит, вот-вот из-под его всегда боевого, всегда острого карандаша появится этот сатирический рисунок.          читать

Борис Ефимов о Константине Ротове

Борис Ефимов о Константине Ротове

Моё знакомство с Константином Павловичем Ротовым началось заочно. Дело было так. Смолоду заинтересовавшись искусством карикатуры, я всегда внимательно рассматривал попадавшие в мои руки сатирические журналы и наиболее приглянувшиеся рисунки вырезывал нли в меру своего умения перерисовывал в особую тетрадь.

И теперь, спустя добрых полвека, могу похвалиться, что среди отличных работ художников «Сатирикона» и других выдающихся карикатуристов предоктябрьского периода от моего внимания не ускользнул маленький рисунок, напечатанный летом 1917 года в петроградском сатирическом журнале «Бич». Рисуночек изображал уличный митинг и подкупил меня необычайной живостью и выразительностью человеческих фигурок, очерченных чётким, уверенным контуром. Была указана фамилия художника: К. Ротов.

Ещё раз с удовольствием рассмотрев рисунок, я приобщил его к своей коллекции.

Я тогда, конечно, ещё не мог знать, что понравившийся мне рисунок в «Биче» был первой карикатурой Ротова, появившейся в печати. Художнику было тогда 15 лет.          читать

Сергей Дмитренко: «ЭТО РОТОВ!»

Сергей Дмитренко: «ЭТО РОТОВ!»

Классик отечественной карикатуры советского периода Константин Павлович Ротов (1902–1959) не принадлежит к числу художников мрачно саркастических. От природы он был светлым жизнелюбцем, с благоговением и восхищением относящимся ко всему живому (дочь художника вспоминает, что постоянными жильцами в их доме были кошки, собаки, птицы, черепахи и даже заяц). Столь же самозабвенно он любил детей. Любил и понимал их. Так что приход Ротова к иллюстрированию детских книг был не просто расширением творческой тематики. Живя в обществе, раздираемом идеями классовой ненависти, Ротов нашёл, как он надеялся, благодарно плодородное поле для добрых дел.

Детство! Школа будет воспитывать новых павликов морозовых и будущих солдат мировой революции. А он, Ротов, постарается, чтобы дети его страны выросли добрыми. Ведь есть старинное — и безупречное — правило у мудрых педагогов: надо учить детей только хорошему, доброму. Плохому их научат жизненные обстоятельства.

Вот Ротов и взялся за дело. Обратите внимание, даже в его относительно ранней работе — иллюстрациях к “Золотому телёнку” — главенствует не сатира, а лёгкая ирония над персонажами: художник сожалеет, что ход истории обрёк Паниковского на бесприютную старость, Козлевича — при его золотых руках — на безделье, а интеллектуала Бендера — на авантюристические игры… И только Корейко у Ротова предстаёт существом, действительно теряющим человеческий облик от своей всепоглощающей алчности. Но она проявляется в человеке при любой власти.

Удивительны иллюстрации Ротова к только что появившейся тогда повести Валентина Катаева “Белеет парус одинокий”. Историю двух мальчишек, попавших в круговерть событий 1905 года, он истолковал не как приключенческий роман, а как бесконечно длящийся в каком-то сером мареве страшный сон. Тема тумана, в который погрузились все герои повести, становится у Ротова лейтмотивной, а его обычно лёгкое, летящее перо здесь вдруг начинает ходить по завершённому, казалось, рисунку, оставляя нервные штрихи.           читать

Из воспоминаний Евгения Гурова о Константине Ротове

Из воспоминаний Евгения Гурова о Константине Ротове

Мне позвонил Виталий Стацинский из «Веселых картинок»:

— С тобой хочет познакомиться Ротов.

Я ответил длительной паузой. Просто, как сказал классик, «в зобу дыханье сперло». Со мной хочет познакомиться Ротов! Ротов, рисунки которого я знаю с детства. Вырезал их из «Крокодила» и других журналов. Ротов, который так здорово проиллюстрировал «Капитана Врунгеля» и «Старика Хоттабыча»!

На другой день я познакомился с Константином Павловичем.

— Мы с твоим папой знакомы были давно,— сказал карикатурист.— По Союзу художников. А вот подружились в Северо-Енисейске. В ссылке. А до того по 8 лет провели в лагерях. Я в Соликамске, а папа твой на Колыме. В Севере-Енисейске у нас была хорошая, дружная компания. И комсомольский руководитель, и инженер, и даже протоиерей… Папа твой работал в клубе художником. Я тоже там подвизался. Мы как могли старались скрасить быт ссыльнопоселенцев. Устраивали в клубе веселые встречи Нового года. Даже с карнавалами. Однажды украсили зал дружескими шаржами на ссыльных и даже на местных милиционеров. Я нарисовал, а папа сочинил эпиграммы. Все очень веселились. А на другой день пришел Саша бледный и расстроенный: «Как бы нам, Костя, снова в лагерь не угодить. Разговоры идут по городу, что шаржи наши— издевательство над работниками советских органов милиции». Но, к счастью, разговоры скоро стихли и все обошлось…

Я стал бывать у Ротова. Лагерь и ссылка не убили в нем огромного чувства юмора. Интереса ко всему новому и просто мальчишеской любви ко всякой технике.          читать

Девочка Маша, кукла Наташа и все-все-все

Image00079

Девочка Маша, кукла Наташа и все-все-все в Лабиринте, в Риде, в Озоне

Художник: Битный Михаил Соломонович, Бялковская Сюзанна Казимировна, Ротов Константин Павлович, Сазонов Анатолий Пантелеймонович, Чижиков Виктор Александрович и другие
Издательство: Мелик-Пашаев

Подробнее »

Ротов Константин Павлович

Ротов Константин ПавловичКонстантин Павлович Ротов (19 февраля (4 марта) 1902, Ростов-на-Дону — 16 января 1959, Москва) — советский художник-график, карикатурист, иллюстратор многих известных книг, художник журнала «Крокодил».

Родился в Ростове-на-Дону. Отец, донской казак, долгие годы работал в Ростове-на-Дону в конторе больницы.
Окончив городское пятиклассное училище, Костя Ротов поступил в Ростовское художественное училище.

Его дарование проявилось необычайно рано: первые рисунки Ротова, публиковавшиеся в ростовских газетах и журналах приглянулись редактору петроградского юмористического журнала «Бич», известного своими юмористическими миниатюрами на злободневные темы российской жизни, и тот предложил юноше стать постоянным автором в 1917 году.

В 1920 году, когда в Ростове-на-Дону установилась советская власть, Константин Ротов уже был известен как талантливый карикатурист. С этого момента началась постоянная работа Ротова в печати. С первых же дней установления Советской власти на Дону он начал активно работать в ДонРОСТА, политпросвете и Ростовском отделении Госиздата.

Начиная с 1923 года, рисунки К. Ротова регулярно появляются в популярном сатирическом журнале «Крокодил», а в 1928 году его карикатуры становятся визитной карточкой раздела политической сатиры главной газеты страны – «Правда».          читать

Книги с иллюстрациями Ротова К. П. в Лабиринте

Книги с иллюстрациями Ротова К. П. в Риде

Книги с иллюстрациями Ротова К. П. в Озоне

Книги с иллюстрациями Ротова К. П. в моем блоге

IMG_9123

Барто А. Л. «Дом переехал»    в Лабиринте, в Риде, в Озоне

Image00079

«Девочка Маша, кукла Наташа и все-все-все»   в Лабиринте, в Риде, в Озоне

IMG_0124

Усачев А. А. «Город Чудаковск»   в Лабиринте, в Риде, в Озоне

Рекомендую следующие книги с иллюстрациями Ротова К. П.
   в Лабиринте, в Риде, в Озоне
    в Лабиринте, в Риде, в Озоне        в Лабиринте, в Риде, в Озоне
    в Лабиринте, в Риде, в Озоне       в Лабиринте, в Риде, в Озоне