Метка: Перцов В. В.

Владимир Перцов. К истории книги «Сказки А. К. Барышниковой (Куприянихи)»

Владимир Перцов. К истории книги «Сказки А. К. Барышниковой (Куприянихи)»

  в Лабиринте

Да, давно это было, очень давно…

Шёл 1958 год. Вениамину Лосину, прекрасному рисовальщику, увлечённому русскими древностями, издательство «Советская Россия» и прелестная, милая Марина Таирова, художественный редактор, заказали иллюстрации к сказкам Куприянихи — огромная работа: более ста рисунков к тринадцати сказкам — на каждой полосе, каждом развороте, да ещё обложка, заставки, концовки и прочие украшения по готовому уже макету. Оставалось около трёх недель, а работы у Вени было непочатый край.

Тут он и попросил Женю Монина и меня ему помочь. К этому времени мы очень подружились. Собственно, Веня и Женя дружили с детства: они оба учились в одном классе художественной школы при Институте имени Сурикова, потом Веня кончил графический факультет этого института, а Женя — Архитектурный институт. Витя Чижиков, присоединившийся к нам позднее, окончил тот же институт, что и я, Полиграфический, только на два года позднее меня.

Познакомились мы все в журнале «Мурзилка», наше общение началось с того, что мы там с увлечением играли в пинг-понг. Однажды Веня и посетовал, что не успевает к сроку закончить работу. Как отказать другу? Да и сказки Куприянихи пленили нас — похожи они на старинные народные, и сказ её лёгкий, звучный, с интонациями из глубокой древности и более поздних времён, всей русской истории. А мы тогда увлекались древнерусским искусством.              читать

#перцовжив

#перцовжив

Он вошёл на заседание дипломной комиссии полиграфа с опозданием на полчаса, сказав:

Миль па’дон!

И бодро зашагал по ногам к своему месту.

Зачем же вы п’енеб’егаете ст’очными буквами в титуле? — строго вопрошал он робеющих студентов.
(Я пытаюсь передать его уникальное произношение).

В шрифтах он был бог. Я бережно храню его книжку, где он делится секретами этого древнего сакрального искусства.

Май Митурич писал о нем: «… становишься свидетелем подлинного чуда, когда кривоватые в отдельности буквы укладываются, благодаря чудесному ритмическому дару художника, в стройные звучные строки, органически связанные с предложенным ему изображением».

Это от руки. Но ведь есть и наборный шрифт.

«Если бы не Петр Первый, в России светский шрифт был бы такой» — показывал он нам свою, перцовскую, гарнитуру.

Мы использовали её в четырехтомнике Шергина. Фирменный шрифт pertsov (и копирайт есть). Это что-нибудь да значит.

Им пользовались (не только шрифтом, а и самим Перцовым).

Рисует художник картинки к книжке, смотрит: чего-то не хватает. А! Шрифт!

«Володя, поможешь?»

И он помогал. Иногда его помощь даже не обозначалась в выходных данных. Ну, буквы и буквы.

Но в каждой букве жил Перцов.

Он и сейчас живёт.

читать

В. В. ПЕРЦОВ. Былины. От художника книги

В. В. ПЕРЦОВ. Былины. От художника книги

Моя любовь к миру русской былины идет из раннего детства, рисовать былинных героев я начал очень давно.

Всю жизнь моим кумиром был мой дядя, художник детских книг и журналов 20-х-30-х годов Владимир Михайлович Голицын. Судьба этого замечательного художника и человека трагична, он был репрессирован и погиб в сталинских лагерях. Именно благодаря ему я стал художником детской книги. Скоро я нашел себя в иллюстрировании книг по русской истории. Но первой моей книжкой на «русскую тему» была былина «Садко». Я сделал иллюстрации к ней в 1968 году.

Получив этот необыкновенный заказ, я сразу стал собирать изобразительный материал. Это было непросто — книг по искусству Древней Руси в то время почти не было. Я побывал в Великом Новгороде, обошел и облазил сохранившиеся старинные храмы, рассмотрел бывшие тогда в большом небрежении древние росписи, и нашел то, что сразу выстроило всю изобразительную концепцию былины «Садко».

В древнем новгородском кремле-детинце, недалеко от знаменитого собора Святой Софии XI века — Софии Новгородской, я обнаружил раскопанный еще в конце XIX века фундамент очень большой церкви, по размерам ее превосходил только Софийский собор. Тогда же я узнал, что построен этот храм был в начале XIV века новгородским купцом и посадником (как бы мэром Новгорода) Сотко Сотинычем. А что, если это и есть былинный Садко и о нем сложена эта былина? А может быть, он сам и сложил ее, так поэтично и фантастично описав свои злоключения на пути к богатству? А что был он очень богат, говорит построенная им огромная церковь. Храм был посвящен святым князьям-мученикам Борису и Глебу, предательски убитым вскоре после крещения Руси их братом Святополком Окаянным. Эти святые стали защитниками Руси. Обычно храмы их имени строили князья, владетели этих земель, в самом кремле.          читать

Перцов Владимир Валериевич: «О себе и своём деле»

Перцов Владимир Валериевич: «О себе и своём деле»

Мне интересно написать о себе для молодёжного военного журнала — ведь я в основном художник исторической военной темы, преимущественно русской истории от времён Владимира Святого до Отечественной войны. Мои далёкие предки были военные, а предки со стороны матери — князья Голицыны — участвовали во многих военных событиях прошлого. Погиб под Москвой и мой 35-летний отец, только-только попавший на фронт «добровольцем». В первые годы войны мы жили в подмосковном городе Дмитрове, какое-то время между фронтами — наши его оставили, а немцы не решились войти, остановились на высотах за каналом Москва-Волга. Помню воздушный бой над головами, перестрелку наших и немцев, взрывы в городе и в том числе в нашей школе, куда я незадолго до того поступил учиться — и потом нашу мощную артподготовку, после которой началось наступление советских войск.

Сколько себя помню, я всегда рисовал. И обычно это были иллюстрации. Чаще про войну — переход Суворова через Альпы, рыцари Вальтера Скотта или русские богатыри.

Художницей была моя мама. Недавно она умерла, дожив до 90 лет, до последних дней она работала, в конце жизни руководила восстановлением храма в имении наших предков. Она была художником-оформителем музеев и выставок, высшее образование ей получить не удалось, как княжну её отовсюду гнали. Её искусство было — в создании гармоничного и занимательного ансамбля, ясного образа того, чему посвящена экспозиция, красота и логика организации всего, из чего она состоит. А мой отец был химик, его работы того времени актуальны и сейчас — но душа его жила в музыке: он прекрасно играл на фортепиано. Дворянское происхождение ему тоже изрядно мешало. И сыновья мои — один художник, другой музыкант. А ещё отец был влюблён — кроме моей мамы разумеется — в Древнюю Грецию и собрал большую библиотеку про неё. Переводил поэзию, изучал философию, писал исторические обзоры. А я рисовал и древних греков. читать

Владимир Перцов: «Столько надо успеть всего!»

Владимир Перцов: «Столько надо успеть всего!»

У художника Владимира Перцова – счастливая судьба. Ему посчастливилось не только состояться в профессии, но и родиться в семье, родственными отношениями связанной с замечательными людьми, представителями известных дворянских фамилий.

Интеллигентная среда подпитывала его в детстве, но особое место занял в его судьбе художник Владимир Голицын, его дядя. Личность дяди была необыкновенна: он был любим всеми, кто соприкасался с ним – родными, знакомыми, а особенно детьми. С ними он не только находил общий язык, но умел играть в различные игры, которые придумывал сам. Среди них больше всего было на морскую тему – «Пираты», «Флотская игра», «Колумбы», «Морской бой», «Спасение челюскинцев» и многие другие. Рисунки, игры на морскую тему, – всё это заражало и пробуждало воображение юных «моряков» – Миши, Ларюши (детей В. Голицына) и самого Володи Перцова.

Для двоих из них – Иллариона и Владимира – уроки рисования не прошли даром. Они стали настоящими художниками. Илларион Голицын – «народным», а Владимир Перцов – «заслуженным художником и заслуженным деятелем искусств».

Владимир Перцов по материнской линии принадлежит к роду Голицыных. Его мать – княжна Екатерина Михайловна Голицына, чей дед, князь В.М. Голицын, был московским вице-губернатором, три срока московским городским головой, а отец – гласным московской думы.

В 1932 году она вышла замуж за Валерия Перцова, погибшего в декабре 1941 года при обороне Москвы. Еще до войны у неё родились три сына: Владимир, Николай и Александр. Николай и Александр стали химиками, докторами наук. Екатерина Перцова, дожившая до 90 лет, была признанной главой огромного клана родственников, живущих в нашей стране и за рубежом.          читать

Владимир Перцов: «Прекрасно быть художником»

Владимир Перцов: «Прекрасно быть художником»

Я всегда знал, что самое прекрасное на свете дело – это быть художником и рисовать картинки для книжек. Только я боялся, что не получится.

Мой дядя был художником. Вот он замечательно рисовал! Как я хотел научиться так! Я разглядывал его рисунки, пока их не увозили в редакцию «Пионера» и «Мурзилки». Давно это было, ещё до войны.

Лучше всего мой дядя рисовал корабли – ведь он были ещё и моряк. Пиратские бригантины и испанские галионы, стопушечные фрегаты – герои Синопа. И наши героические корабли – крейсер «Киров», линкор «Марат». Корабли стреляли из пушек, шли на абордаж, попадали в шторм, подрывались на мине! Мчались торпедные катера, ледокол «Красин» пробирался во льдах.

Все окрестные мальчишки рисовали корабли, а я хуже всех, потому что был маленький. Но дядя раз увидел, как я рисую переход Суворова через Альпы, и сказал: «Рисуй больше, художником будешь».

Дядя не только про море рисовал. Он мог нарисовать решительно всё – он очень много всего видел и знал. И рассказывал интересно, и тут же рисовал, о чём говорил. Помню, он рассказывал, как мой брат потерялся. Пошли все купаться, далеко, началась гроза, побежали домой, а он куда-то исчез. Дождь хлещет, молнии, ветер… Дядя про это рассказывал и рисовал картинку. Бежит крошечная фигурка вдали – вокруг дома летят по воздуху коровы вверх тормашками, люди. Потом он через мост мчится, и молнии вокруг. Вот уже бежит по улицам, люди смотрят в окошки и восхищаются его храбростью. И наконец он в объятиях нашей мамы.

Какая это была картинка! Целый рассказ.

Теперь я тоже рисую в «Мурзилке» и стараюсь рисовать так, чтоб было интересно. Чтобы в рисунках много всего случалось.

Только для этого надо знать всего побольше. И мне. И вам.

В. Перцов
«Мурзилка» № 3 1972 г.

Источник: www.murzilka.org

Перцов Владимир Валерьевич

Перцов Владимир ВалерьевичПерцов Владимир Валерьевич (07.07.1933 — 24.01.2017) — художник, график, педагог, Заслуженный художник России, Заслуженный деятель искусств, преподаватель Московского государственного академического художественного института им. Сурикова и Московского полиграфического института.

Владимир Перцов родился 7 июля 1933 года в семье  бывших дворян Перцова Валерия Николаевича и Екатерины Михайловны Перцовой (урожденной княжны Голицыной).

Отец художника Валерий Николаевич Перцов в июле 1941 года ушёл в московское ополчение и не вернулся домой: в ноябре того же года сгинул где-то под Истрой, даже место захоронения неизвестно. Три сына его выросли достойными людьми: старший стал художником, средний (ныне покойный) и младший — химиками, докторами наук; все трое — профессорами.

Первым учителем Владимира Перцова был брат матери Владимир Михайлович Голицын, так определявший свою профессию — «художник-литератор, изобретатель детских игр».

«Вот это волшебство художника меня просто поразило, — признаётся Владимир Перцов. — Я много рисовал, а дядя приговаривал: «Рисуй больше — художником станешь…»» Владимир Голицын умер в 1943 году от истощения в лагере города Свияжска. В изданной в 1973 году книге о нём Владимир Перцов поместил статью «Детская книжка».

В 1956 году Владимир Перцов окончил Московского полиграфического института, курс П.Д. Гончарова и Г.Т.Горощенко. По присвоении диплома художника-графика был распределен в Гослитиздат. Первые 2 года проработал техническим редактором, хорошо узнав издательскую и книжную кухню. С 1958 года работал художественным редактором в Госполитиздате, где работали тогда многие книжные художники, выпускал детские отрывные и настенные календари.

С 1960 года — свободная работа по заказам издательств, главным образом в издательстве «Советский писатель», где зачастую оформлял стихи молодых поэтов. К этому времени относятся и первые поиски в области шрифта. Встреча с сокурсником Юрой Молокановым, пригласившим художника в редакцию журнала «Мурзилка», где Юрий незадолго до того выиграл конкурс и стал главным художником.          читать

Книги с иллюстрациями Перцова В. В. в Лабиринте

Книги с иллюстрациями Перцова В. В. в Озоне
еще в Озоне

Книги с иллюстрациями Перцова В. В. в моем блоге

IMG_8801

Голицын С. М. «Страницы истории нашей Родины»    в Лабиринте,  в Озоне

IMG_0453

«Былины»    в Лабиринте,  в Озоне

Аналогичное издание:
   в Лабиринте

IMG_9239

«Русские солдатские сказки»     в Лабиринте,  в Озоне

IMG_9185

Одоевский В. Ф. «Мороз Иванович»   

Рекомендую следующие книги с иллюстрациями Перцова В. В.
    в Лабиринте
  в Лабиринте, в Озоне       в Лабиринте, в Озоне
   в Лабиринте, в Озоне     в Лабиринте, в Озоне
    в Лабиринте, в Озоне    в Лабиринте,в Озоне

Русь богатырская. Былины

IMG_8484
IMG_0453IMG_4398

Зачем ребёнку читать былины?
Герои былин обладают невероятной силой, поразительной храбростью, исключительным трудолюбием. Важно, чтобы перед глазами ребенка были примеры героического поведения и более совершенных человеческих качеств. Положительные образы вызывают положительные мысли и формируют положительные цели.
Былины закладывают главную мысль: свою землю надо любить, трудиться на ней в поте лица и при необходимости защищать ее.
Былины дают историческую картину жизни в Древней Руси.
Былины обогащают язык ребёнка новыми словами и выражениями: калики перехожие, дружинники, меч булатный, пшеница белояровая и т. д.
В первую очередь, книги рекомендуются родителям для чтения вслух детям дошкольного возраста. Было бы замечательно, если бы взрослые воспользовались средствами выразительного чтения, что позволило бы передать напевность, колорит и своеобразие неповторимого слога русской былины.          читать