Метка: Гороховский Э. С.

ТАЙНАЯ СВОБОДА КОНЦЕПТУАЛИСТА

ТАЙНАЯ СВОБОДА КОНЦЕПТУАЛИСТА

Его работы хранятся в Третьяковской галерее и Государственном Русском музее, венском музее «Альбертино» и Еврейском музее во Франкфурте, художественном музее Зиммерли университета Ратгерс в американском Нью-Джерси и Государственном музее Дрездена, в ГМИИ имени А.С. Пушкина и токийском музее «Альфа-Кьюбик», Музее Людвига в Аахене и чешском Центре Эгона Шиле, Государственном литературном музее и Музее современного искусства в Москве… Его изображение Сталина, составленное из 2488 портретов Ленина, стало классикой соц-арта. Его называют пионером photo-based art’а в России. Он придумал особый метод для переноса фотографии на офортную доску и использовал фото для создания шелкографии и в живописи. Короче, Эдуарда Гороховского никак нельзя назвать неизвестным художником.

Еще труднее, кажется, вместить его творчество, легко перешагивающее границы стран и континентов, в национальные рамки. Но не случайно его пригласили участвовать в выставке «Русские еврейские художники за век изменений. 1890–1990», которая проходила в Еврейском музее в Нью-Йорке в 1995 году. Интеллектуальность в сочетании с теплым камерным лиризмом, стремление помнить боль исторических трагедий прошлого и дар творческого развития, казалось бы, вопреки времени и обстоятельствам – индивидуальные черты личности художника. Но они легко вписываются в общий портрет еврейского интеллектуала ХХ столетия. Его жизнь отмечена еще одной чертой общей национальной судьбы – переменой мест и участи. Он родился в Виннице. Как художник состоялся в Новосибирске. Известность получил в Москве. Умер во Франкфурте-на-Майне. Он покоится под памятником, эскиз которого нарисовал один из лучших его друзей и один из лучших художников Европы Виктор Пивоваров. Странная прихоть судьбы в том, что усовершенствовал это надгробие… раввин города Франкфурта. Небольшие поправки, внесенные рукой раввина в эскиз в соответствии с религиозными требованиями, сделали возможным установку камня на еврейском кладбище.

Казалось бы, все точки расставлены и судьба художника вписана в Большую историю. Тем не менее выставки Эдуарда Гороховского, теперь уже посмертные, оставляют странное ощущение, что ты встречаешься с новым художником, которого не знал. Абсолютно неизвестным Гороховским, которого знают во всем мире.                   читать

Эдуард Гороховский: «Новосибирск – очень крупная веха в моей жизни»

Эдуард Гороховский: «Новосибирск – очень крупная веха в моей жизни»

Воспоминания новосибирского писателя Е. Мельникова об Эдуарде Гороховском и материалы его беседы с художником.

Любители искусства наверняка помнят, какой интерес в свое время вызвала выставка Эдуарда Гороховского в Новосибирской картинной галерее. На ней было представлено более сорока графических работ и концептуальных фотографий. В 50-70-х годах прошлого века Эдуард Гороховский жил в Новосибирске и занимал очень значительное место в художественной жизни города. Последние 20 лет его работы в Новосибирске не выставлялись. За это время Эдуард Гороховский стал российским концептуалистом мирового масштаба.

С Эдуардом Семеновичем я познакомился в начале шестидесятых прошлого века. Были мы молоды, общих интересов хватало, а потому и сложились приятельские отношения. Но не только. В те годы Гороховский иллюстрировал многие книги Западно-Сибирского книжного издательства. И делал это блестяще. И две мои книжки для детей не миновали его благосклонности. Чем очень горжусь. После переезда художника в Москву встречи продолжались, естественно, не так часто и, главным образом, в столице. Летом, будучи в Москве, я позвонил Гороховскому, и мы договорились встретиться в его мастерской. До этого мы довольно долго не виделись. Рассказ Эдуарда Гороховского показался интересным и значительным, и я с удовольствием хочу познакомить с ним наших читателей.

— Я приехал в Новосибирск в пятьдесят четвертом году, после окончания Одесского инженерно-строительного института. Получил диплом архитектора. И не думал здесь долго задерживаться, сначала мне показалось довольно неуютно в Сибири. Но когда прошли обязательные три года отработки по распределению, оказалось, что я задержался в Новосибирске еще на семнадцать лет. И нисколько не жалею об этом. Это были очень интересные годы.

Конечно, все было непривычно, удивительно. Город большой, безалаберный, с огромным количеством частных домов, с деревянной архитектурой. А тут еще началась зима с сильными морозами, к которым я совершенно не был готов. Все это немножко ошеломило меня.

Но город мне, как архитектору, был интересен. Очень интересны образцы архитектуры, особенно конструктивистского периода. Мне понравилось деревянное зодчество. Как ни странно, в Новосибирске, довольно молодом городе, оказались потрясающие памятники деревянной архитектуры. Я таких не видел даже в Томске, который славится деревянной архитектурой. Там больше резьба, а вот подлинная деревянная архитектура с замечательными пропорциями, с несквозной резьбой меня просто очаровала. Стояли эти здания в самом центре, уже тогда на них наступала каменная архитектура. Сохранились ли сейчас?

А я с архитектурой расстался сразу, поняв, что в нашей стране заниматься настоящей архитектурой нет возможности. Существовали типовые проекты, которые надо было «привязывать» к конкретному месту. И ничего другого делать не давали. Уже через два года после окончания института я забыл, что такое архитектура, стал заниматься книжной иллюстрацией, стал делать станковую графику, много работал с акварелью…                   читать

Э. Гороховский. Отрывки из записей и статей

Э. Гороховский. Отрывки из записей и статей

ЭДУАРД ГОРОХОВСКИЙ был не только выдающимся художником, но и талантливым публицистом. Он писал об искусстве и коллегах непредвзято, спокойно и по существу. 

…В МОЛОДОСТИ мне внушали, что рисование с натуры — единственный путь к искусству. Но со временем оказалось, что в природе нет искусства. И слова «естество» и «искусство» — антиподы. Природа может быть только поводом для искусства, как и все другое. Я подозреваю, что сам человек — тоже искусственное образование и все, что создается им, в той или иной степени является искусством, все дело в значительности этих созданий. Мадонна Рафаэля и стул, на котором мы сидим, имеют одну и ту же природу — это плоды человеческого сознания и, если говорить о степени ценности того и другого — нужно говорить и об уровне сознания. В этой связи для меня очень важной является проблема мотивации. Мне интересны мотивы, по которым человек создает нечто, так как в одном случае это желание поучать, навязывать, внушать, фанатично провозглашать, агитировать, то есть навязывать рамки своего сознания. В другом — ставить вопросы, приглашать к размышлению, делиться своей точкой зрения, услышать чужую, то есть выйти за эти рамки, расширить их для себя и для других.

…Как ни парадоксально, но когда что-то делается для всех вместе, как говорят, «для народа», и даже когда сделанное воспринимается этим народом с общим восторгом, со временем так же всем миром и забывается, и, как правило, навсегда. А вещь, сделанная для конкретного человека, с индивидуальными чертами, со временем оказывается нужной всем и навечно.

…О роли личности в искусстве. Полный провал в создании памятника Победы на Поклонной горе — свидетельство порочности коллективного творчества. В истории самые значительные произведения создавались одним человеком (Ильф и Петров, братья Гримм — исключения), и не всегда те, для кого делалось произведение, воспринимали его с восторгом, но всегда было уважение и доверие к мастеру, которые позволяли людям умерять свои бюргерские амбиции. Если бы этого не было — человечество никогда бы не увидело Эйфелевой башни и многого другого.     читать

Эдуард Гороховский «О себе…»

Эдуард Гороховский «О себе…»

Родился я в июне 1929 года под знаком близнецов. Все признаки этого знака я ощущаю в себе до сих пор. Произошло это в городе Виннице, что на Украине, то есть по сегодняшним понятиям – за границей. Самые ранние мои воспоминания связаны с рисованием, зрительные ощущения всегда были и остались для меня самыми сильными. Я обмирал, помню, при виде картинки, тем более картины, и был равнодушен к музыке. Отец с матерью были в ужасе, когда поверили в серьезность моего намерения стать художником, и сделали все, чтобы звучное слово “архитектор” связалось с моей судьбой.

Архитектурный факультет Одесского инженерно-строительного института я окончил в 1954 с красным дипломом, но моя архитектурная карьера закончилась через два года в Новосибирске, куда меня послали работать. Я ушел в свободное, но рискованное плавание в океан под названием “изобразительное искусство”. Начал с книжной иллюстрации, о которой мало что знал. Учиться пришлось буквально на ходу. Первая книжка далась мне чрезвычайно трудно, потом стало легче. Я занимался книжной графикой с 1957 по 1990, проиллюстрировал более 120 книг, мои книжные иллюстрации получали дипломы, экспонировались на отечественных и международных выставках. Однако в основном я занимался творчеством и четко отличал книжный хлеб от подлинно творческой работы.

То, чем занимались я и мои друзья, стало носить название “неофициальное искусство”.            читать

Гороховский Эдуард Семенович

Гороховский Эдуард Семенович

Гороховский Эдуард Семёнович (12 июня 1929, Винница — 30 июня 2004, Оффенбах, Германия) — советский российский художник, классик московского концептуализма, основатель российского «photo-based art».

Эдуард Семенович Гороховский родился 12 июня 1929 года в Виннице, Украинская Советская Социалистическая Республика, СССР; теперь – это Украина. В 1954 году окончил Одесский строительный институт по специальности «архитектура». Первые учителя по живописи, рисунку, истории искусств — А. Постель, Т. Фрайерман, Г. Готгельф, А. Копылов. Посещал вечерние занятия по рисунку и живописи в Одесском художественном училище. В 1954 году переехал в Новосибирск и начал работать по специальности – архитектор. Через год впервые принял участие в групповой выставке в Новосибирске, а в 1956 году покинул официальную работу и занялся свободным творчеством – станковой графикой. Познакомился с сибирским художником Николаем Грицюком.

В 1957 году начал активно заниматься станковой и книжной графикой. Одним из важнейших направлений его деятельности в новосибирский период стало сотрудничество с Западно-Сибирским книжным издательством, продолжавшееся и после переезда Э.С. Гороховского в Москву. По его собственным воспоминаниям, первый заказ на оформление книги оказался серьезным испытанием, поскольку для незнакомой работы требовались специальные знания и навыки. Пришлось обучаться им в срочном порядке, «без отрыва от производства».

Вскоре книги, иллюстрированные Э.С. Гороховским, стали выходить в Новосибирске регулярно. С иллюстрациями художника выпускались научно-популярные и прикладные издания, сборники сибирской прозы, детская классика. В домашних библиотеках и архивах и сегодня можно найти теперь уже раритетные издания сибирских писателей: сборник сказов «Атаманово подаренье» Ивана Ермакова (1964), «Сказки старого Тыма» Василия Пухначева (1972), «Приключения воздухоплавателя Редькина» Леонида Треера (1975), «Луговая суббота, или вероятные и невероятные приключения Васи Морковкина» Геннадия Карпунина (1975), «Недолин дом: Сказы» Таисьи Пьянковой (1985). Сборник для юношества «Собеседник» (составители Геннадий Прашкевич и Людмила Белявская), выходивший в 1970 — 1980-е годы, был иллюстрирован целым рядом новосибирских художников, включая Э.С. Гороховского. Впоследствии сам Эдуард Семенович, увлеченный новыми для него идеями концептуализма, склонен был несколько снисходительно оценивать результаты сибирского периода своего творчества, но внимательное изучение его наследия говорит об обратном: иллюстрируя тот или иной материал, он проявлял себя как тонко чувствующий произведение график с собственным узнаваемым стилем.

К 1990 году оформил более 120 книг, в основном детских. Среди них — иллюстрации к детским книгам Г. Сапгира, Э. Мошковской, Г. Балла, А. Волкова, Л. Кэрролла, сказкам Ш. Перро и братьев Гримм, В. Гауфа, «Тысяча и одной ночи». Лошарик и Алиса, Урфин Джюс и Шахерезада оживают на страницах книжек благодаря искусной руке мастера. Его книжные иллюстрации получали дипломы, экспонировались на отечественных и международных выставках. Как заметил художник Франциск Инфанте, «работы Гороховского полифоничны, он прекрасно чувствовал цвет, а самое главное – совершенно точно представлял, что должно появиться на бумаге еще до того, как начинал работать. А это очень важное качество иллюстратора».

В 1967 году состоялась первая персональная выставка в выставочном зале Союза художников СССР в Новосибирске. В 1968 году был принят в Союз художников СССР. В начале 70-х познакомился с московским художником Виктором Пивоваровым и другими художниками-концептуалистами группы “Сретенский бульвар” – Ильей Кабаковым, Владимиром Янкилевским, Иваном Чуйковым, Эриком Булатовым.

Именно в это время он и увлекся фотоавангардом, включавшим в себя как собственно фотографию, так и фотоколлаж. Уже к середине 1970-х у него появляется архив фотоизображений, с которым он будет работать постоянно. Чаще всего в качестве первоисточника художник использует старую студийную фотографию. Гороховский оставляет в начале серии эту старую фотографию, нетронутой, но дальше на ней появляются царапины, прорывы, наросты – оттиски штемпеля, сигнальные знаки и прочее. Художник берет фотоизображение и переводит его – в основном через посредство шелкографии – на холст или бумагу. Изображение вытесняется, переносится в чужую среду, разрывается на куски, подвергается другим манипуляциям: наплывам цвета, размывам, дублированию, сжатию. Уже в ранних работах Гороховского возникает мотив полупрозрачного экрана (квадрата), расположенного «внутри» старой фотографии. Свои работы называет фотограммами.      читать

Книги с иллюстрациями Гороховского Э. С. в Лабиринте

Книги с иллюстрациями Гороховского Э. С. в Озоне

Книги с иллюстрациями Гороховского Э. С. в моем блоге


Погодин Р. П. «Где ты, Гдетыгдеты?»        в Лабиринте, в Озоне

Рекомендую следующие книги с иллюстрациями Гороховского Э. С.
   в Лабиринте, в Озоне         в Лабиринте, в Озоне
    в Лабиринте, в Озоне         в Лабиринте, в Озоне
    в Лабиринте, в Озоне