Метка: Чижиков В. А.

Владимир Перцов. К истории книги «Сказки А. К. Барышниковой (Куприянихи)»

Владимир Перцов. К истории книги «Сказки А. К. Барышниковой (Куприянихи)»

  в Лабиринте

Да, давно это было, очень давно…

Шёл 1958 год. Вениамину Лосину, прекрасному рисовальщику, увлечённому русскими древностями, издательство «Советская Россия» и прелестная, милая Марина Таирова, художественный редактор, заказали иллюстрации к сказкам Куприянихи — огромная работа: более ста рисунков к тринадцати сказкам — на каждой полосе, каждом развороте, да ещё обложка, заставки, концовки и прочие украшения по готовому уже макету. Оставалось около трёх недель, а работы у Вени было непочатый край.

Тут он и попросил Женю Монина и меня ему помочь. К этому времени мы очень подружились. Собственно, Веня и Женя дружили с детства: они оба учились в одном классе художественной школы при Институте имени Сурикова, потом Веня кончил графический факультет этого института, а Женя — Архитектурный институт. Витя Чижиков, присоединившийся к нам позднее, окончил тот же институт, что и я, Полиграфический, только на два года позднее меня.

Познакомились мы все в журнале «Мурзилка», наше общение началось с того, что мы там с увлечением играли в пинг-понг. Однажды Веня и посетовал, что не успевает к сроку закончить работу. Как отказать другу? Да и сказки Куприянихи пленили нас — похожи они на старинные народные, и сказ её лёгкий, звучный, с интонациями из глубокой древности и более поздних времён, всей русской истории. А мы тогда увлекались древнерусским искусством.              читать

Чиж-Веселая Рука

Чиж-Веселая Рука

Художник Виктор Чижиков написал книгу о детстве, друзьях и олимпийском Мишке

Очень четко запоминаешь
хороших людей, очень четко.
Это неважно, что кого-то
из них уже нет.
Совершенно неважно.
Важно, что ты их помнишь.

Виктор Чижиков

Из всех людей, которых я встречал в жизни, художники детской книги — самые необыкновенные. Иллюстрируя детские книги, художники проживают со своими колобками, дюймовочками и медвежатами одну сказку за другой, невольно набираясь у придуманных героев разных чудесных черт и черточек, которые в реальности вообще-то не встречаются. И когда вдруг иллюстратор приходит выступать в детскую библиотеку, на выставку или в детский сад, не только малыши, но и взрослые невольно ищут в облике художника нарисованных им героев. И нам кажется, что за спиной всегда изысканно элегантного Бориса Диодорова прячется Нильс, летавший с гусями, а в кармане мастера живет оловянный солдатик. Уютно бородатый Николай Устинов видится лесовиком или дедушкой Мазаем, спасшим зайцев. К создателю образа Буратино статному красавцу Леониду Владимирскому дети часто обращались: «Папа Карло!.. Папа Карло!..»

Полные читательского эгоизма, мы никогда не вспоминаем о том, что ведь художники живут не только в книгах, в нарисованных героях, но у них есть своя единственная жизнь, своя судьба, свои боли, печали и горести. Нам странно представить, что за веселыми «картинками» — не только огромный труд, но и бессонные ночи, слезы, разочарования, сомнения…

Иллюстраторы для нас навсегда невидимки. Они сами настолько привыкли находиться в тени своих героев, что искренне удивляются, когда кто-то спросит их о детстве, о папе и маме, о жизни… Сколько замечательных художников ушли забытыми, недооцененными, неуслышанными.

Тем драгоценнее мемуарная книга Виктора Чижикова, выпущенная в свет издателями Сергеем и Остапом Биговчими.      читать

Ощущение свободы – главное, что есть в жизни

Ощущение свободы – главное, что есть в жизни

Народного художника России Виктора Александровича Чижикова знают все. Даже если кто и запамятовал имя этого удивительного художника-иллюстратора, то придуманного им задорного медвежонка, ставшего символом Олимпиады-80, знают «в лицо» жители всей планеты.

Нынешнее лето народный художник России Виктор Чижиков провёл на своей даче в Переславском районе. Не только отдыхал, но и работал: в Переславле-Залесском в июле – августе с огромным успехом прошла выставка «Чи-жи-ко-вы», на которой были представлены работы и самого Виктора Александровича, и членов его семьи – отца Александра Ивановича, жены Зинаиды Сергеевны и сына Александра.

Конечно, не воспользоваться редкой возможностью познакомиться с любимым художником лично, было бы просто грешно, а потому мы напросились к Виктору Александровичу в гости.

– О чём разговор – конечно, приезжайте, – радушно откликнулся в телефонной трубке хозяин. – Найти нас очень просто: как увидите знаменитый танк, что на Московской трассе, так в направлении, куда указывает дуло танка, и «дуйте», а там я вас встречу.          читать

«Веселые картинки»

«Веселые картинки»

Художник Виктор Чижиков рассказывает о журнале «Веселые картинки», с которым сотрудничает более 50 лет.

— Начали издаваться вы еще школьником.

— Поскольку я рисовал, то всегда делал стенгазеты — с третьего класса. Узнав об этом, наш управдом велел сделать еще и стенгазету для дома. И однажды говорит мне: посмотри, что на столе лежит, — а это был «Жилищный работник», орган Моссовета в один листок, — там еще хуже тебя рисуют. Я посмотрел — да, я бы смог рисовать в эту газету. А там был замечательный редактор, Матвей Прохорович Тобинский, путевку в жизнь, можно сказать, мне выписал. Он имел внешность Деда Мороза: пышная седая шевелюра, красный нос, красные щеки, разве что без бороды, — и он меня сразу послал к фельетонистам на задание, а те с ходу меня задействовали как рисующего журналиста. На первый гонорар я купил маме духи «Красная Москва» — оставался еще рубль, и я пошел в кино.

— А я читал, что путевку в жизнь вам Кукрыниксы выписали.

— У меня родители архитекторы, а у них был приятель, архитектор Ершов, — он учился с Кукрыниксами во Вхутемасе и дружил с Куприяновым. А я все время рисовал политические карикатуры — «Крокодил» мне мама выписывала, я наизусть знал манеру каждого тамошнего художника. И вот этот Ершов мне и говорит: я договорился с Куприяновым, иди к ним в мастерскую, покажешь свои рисунки. Я набил рисунками трофейный отцовский чемодан, тяжеленный был чемодан, сколоченный из досок, другого не было, на дно положил школьные шаржи на учителей и однокашников, сверху политические карикатуры, которыми очень гордился, — и потащился по гололеду пешком к Кукрыниксам. Которые стали меня ругатель­ски ругать — потому что я подражал Борису Ефимову. Так дошли до шаржей: «А это кто рисовал?» Я говорю: «Я». «Ну вот так и рисуй. Запомни, ты личность, — сказал мне Куприянов. — Ну-ка, скажи: я личность». А я: «Я не могу такого сказать». «Повторяй за мной, — говорит Куприянов, — я личность. Я кое-как промямлил: «Я личность». «Ладно, — говорит, — это мы с тобой еще отработаем. Будешь приходить раз в полгода и показывать, что сделал». Обратно я прямо летел с этим чемоданом. Когда пришел, мама стирала на кухне, вокруг соседи — у нас в коммуналке жили 27 человек, — и мама спрашивает, продолжая стирку: «Ну как?» Я становлюсь в горделивую позу: «Куприянов сказал, я личность». И она этой тряпкой, которую стирала, как даст мне по шее — а что, спесь надо сбивать сразу же.

«Я становлюсь в горделивую позу: «Куприянов сказал, я личность». И мама мне как даст тряпкой, которую стирала, по шее.          читать

Ольга Мяэотс о Викторе Чижикове

Ольга Мяэотс о Викторе Чижикове

Как-то раз на встрече с детьми нам прислали из зала записку: «Что вы делаете, когда вам очень грустно?» Вопрос меня поразил: обычно дети спрашивают почти одно и те же – Почему вы стали писателем? Ваша любимая книжка? — и т.д. А тут привычными фразами не отделаешься. Я отложила этот листочек в сторону, чтобы немного подумать и ответить честно и основательно. Отложила – и забыла, спохватились мы только уже на обратном пути, в машине. И так эта неотвеченная записка всех кольнула, что мы всю дорогу обсуждали, чтобы могли сказать. В том числе подбирали книги, которые могли бы посоветовать прочитать – особые «солнечные» книги, способные разогнать тучи в душе, отогреть и настроить на мажорный жизнеутверждающий лад.

Среди таких книг для меня в числе самых первых и любимых – книги с иллюстрациями Виктора Чижикова: сказки Корнея Чуковского, Дональда Биссета, Эдуарда Успенского, Леонида Яхнина. К счастью, этих книг много.

Рисунки Чижикова узнаются моментально. И, удивительное дело: хотя персонажи, созданные художником, похожи, как дети одного отца, они сохраняют индивидуальность, а в иллюстрациях нет серийного однообразия, зато всегда есть игра, ласковая усмешка и — море счастья и любви.

И еще одно важное качество, особенно ценное в наше время, явно перегруженное насилием и всякими ужасами: иллюстрации Чижикова нестрашные. В созданном им мире царят добро и гармония, и жить в нем можно без оглядки и страха. Художник не раз говорил о том, сколь вредны для ребенка ранняя встреча с жестокостью и несправедливостью. «Детская психика должна сначала возмужать, а потом уже ее можно загружать разными страшилками. Я стараюсь сделать своих страшных героев смешными. Даже Волка, который собирается съесть Красную Шапочку».          читать

Снимаю шляпу перед юными читателями

Снимаю шляпу перед юными читателями

Виктор Александрович Чижиков – художник детской книги.

Виктор Александрович Чижиков — автор эмблемы Московской олимпиады 1980 года — «олимпийского мишки». Художник иллюстрировал сказки Э.Успенского, «Волшебник Изумрудного города» А.Волкова и многие другие книги. Работал в журналах «Крокодил», «Мурзилка», «Весёлые картинки».

Художник не раз бывал в Дубне. Несколько лет назад в Доме учёных была показана выставка его произведений. Сейчас художник работает над книгой для детей 7-10 лет «Наше вам с кисточкой». Книга будет состоять из нескольких разделов, куда войдут его рисунки и рассказы разных лет.

Мне жутко нравилось слово «полиграфический»

То, что я буду художником, мне было ясно класса с седьмого. Я шесть раз ходил на «День открытых дверей», как какой-то маньяк. Мне жутко нравилось даже словосочетание «полиграфический институт». Стоя на станции метро, я даже задумывал: вот, если дверь остановится напротив меня, значит, я буду в полиграфическом. Если дверь проезжала мимо, я весь день ходил в полной панике: дверь-то проехала. Ну, в общем, всё закончилось благополучно. Хотя я поступил не сразу: меня сначала взяли вольнослушателем: если я сдам первую сессию, то зачислят.

А был такой предмет начертательная геометрия, и там надо было здорово соображать в математике. А это было у меня всегда больным местом. Но у нас учился один башкир по фамилии Ильин. И он мне объяснил перед экзаменом одну задачу. Попалась именно эта задача. Я срисовал с того листочка, и мне поставили «4». И я просто на крыльях вылетел из кабинета. И еще долго летал на крыльях по коридору.          читать

«Карандаш и бумага – отправные точки моего существования»

«Карандаш и бумага – отправные точки моего существования»

Яркие работы книжного иллюстратора Виктора Чижикова любимы уже несколькими поколениями российских читателей. Мы встретились с художником в его мастерской. Вокруг – множество книг, рисунков, интереснейшие композиции на стенах. Посреди комнаты – огромный стол, несколько мольбертов. На полочке – тарелка с котом, узнаваемого «чижиковского» типа. За свою жизнь Виктор Чижиков нарисовал великое множество котов и кошек. И тарелки с изображением любимых животных – одно из последних его увлечений. С того, как возник интерес Виктора Александровича к кошачьему роду, мы и начали разговор.

ПРО КОШЕК И КОММУНАЛЬНЫЙ БЫТ

– Виктор Александрович, когда кошачьи появились в вашем творчестве?

– Тридцать лет назад, больше даже. И поглотили меня надолго. Последняя большая книжка кошачья – с Усачевым, «Полное собрание котов».

– У вас в детстве были коты?

– Конечно. Я жил в коммуналке на Арбатской площади, нас было там 27 человек. А кошек обитало даже несколько. Одна кошка жила в районе кухни и не пускала туда кошек из прихожей. Между ними часто бывали свары, но все разрешалось, потому что мы жили на первом этаже: открыл окошко, и спорщики убегают гулять.

– Современным молодым людям уже трудно представить, каково это – жить в коммунальной квартире.

– 27 человек в квартире с одним умывальником и туалетом – это непросто, конечно. Утром – ни умыться, ничего, когда в школу спешишь. Я клал все свои умывальные принадлежности в портфель, в отдельный отсек, и шел в общественный туалет на Арбатской площади. Там собиралась, как ни странно, половина нашего класса. Заведующая уборной нас очень любила. Мы в этой уборной часто списывали друг у друга, а она специально к нашему приходу протирала широченные, покрытые кафелем подоконники, так что мы «сдували» в очень комфортных условиях. Потом она неожиданно для нас сделала шкаф, куда мы могли складировать свои умывальные принадлежности. Это был подарок – не нужно было больше все таскать с собой.          читать

Виктор Чижиков

Виктор Чижиков

Виктор Чижиков, создатель мишки — символа московской Олимпиады проиллюстрировал множество сказок и считает детскую литературу самой главной.

Согласно семейной легенде, рисовать я начал в десять месяцев: детская кроватка стояла у стенки, на которой я мягким грифелем что-то выводил. Отец всячески поощрял мои опыты — у него была теория, что ребенка нельзя ограничивать листом бумаги, надо дать ему полную свободу. Дар художника определенно достался мне от папы, который был архитектором, но занимался и детской иллюстрацией, — вообще, в семье у нас был культ рисования. Отец рассказывал мне на ночь сказки: «Жила-была Красная шапочка», — и тут же рисовал. На моих глазах возникала девочка в шапке. «А там за пригорком появляется кто?» — «Волк», — радостно кричал я и просил добавить волку в пасть побольше зубов, что папа и делал по моему заказу. Так без всякого телевидения, которого тогда еще и не существовало, рождалась очень образная и живая сказка.

Самые яркие впечатления давали не фильмы или книжки, а жизнь, военное голодное детство в эвакуации. Например, мы сидели с ребятами на заборе и сравнивали, у какого жеребца лучше получается обрабатывать кобыл, — приходила специальная тетка в перчатках, которая помогала им осуществлять это соитие. Я не замедлил нарисовать весь процесс на задней обложке школьной тетрадки. Шел 1943 год, и директор вызвала мать в школу. Надо отдать должное маме, она сказала: «Это он не из хулиганских побуждений, это же поразило его как художника!»           читать

Он улетел, но обещал вернуться

Он улетел, но обещал вернуться

Создатель символа Олимпиады-80 Виктор Чижиков: “Мишка на лыжах стал бы идеальной эмблемой Сочи-2014”

30 лет назад вся Москва застыла в ожидании чуда: в Первопрестольной состоялись двадцать вторые летние Олимпийские игры. Талисман Олимпиады-80 — медвежонок, наш ласковый миша, которого со слезами на глазах в неведомый путь провожала вся страна. Его судьба оказалась печальной. На протяжении многих лет милый символ пылился в павильонах ВДНХ, пока в конце концов его не съели крысы.

Создателю образа мишки художнику Виктору Чижикову в сентябре исполнится 75 лет. Накануне юбилея Олимпиады-80 знаменитый художник рассказал “МК” о своей жизни и роли в ней главного спортивного талисмана. А также попытался представить, каким должен быть символ Сочи-2014.

— Вы, наверное, думаете, что я помешан на медведях и рисую только их? На самом деле мои самые любимые модели — коты. Сейчас, например, рисую хвостатых любимцев в образах известных людей. — И Чижиков достает из папки мурлыку, у которого вместо рта — черный квадрат (прототип кота Малевича).

А медведи… Вы знаете, олимпийский мишка доставил мне столько переживаний, что до сих пор мне тяжело все это вспоминать.

— Виктор Александрович, свой первый рисунок вы помните?

— Я его нарисовал аж в 10 месяцев. Моя кровать стояла у стены, и отец, который считал, что ограничивать художника размерами листа неправильно, разрешал мне рисовать прямо на стенке. И вот я во весь разворот своей детской руки чертил какие-то линии, окружности, в общем, шуровал от души. Этим детство мне и запомнилось — все время жутко хотелось рисовать.

— Какие-нибудь рисунки сохранились?

— У меня есть альбом, датированный 37-м годом. Тогда рисовал я так: изображал на бумаге поросенка, которого вполне можно было перепутать с любым другим животным, и произносил его название, например “Ху-ху”. Ну, то есть “хрю-хрю”. Отец соблюдал мою детскую фонетику и подписывал рисунок так, как я и говорил. Это был мой первый альбом, и я благодарен папе, что он его сохранил.          читать

Из рассказов Виктора Чижикова о своем детстве

Из рассказов Виктора Чижикова о своем детстве

Два рассказа Виктора Чижикова с рисунками Вениамина Лосина.

chizhikov1          читать