Метка: Бычков М. А.

Михаил Бычков: «Я очень люблю тексты, которые иллюстрирую, и стараюсь передать их дух, ритм, характер»

Михаил Бычков: «Я очень люблю тексты, которые иллюстрирую, и стараюсь передать их дух, ритм, характер»

Создатель породы «мышастых» коней, большой любитель русской печи, мастер рисования людоедов петербургский художник Михаил Бычков рассказал о важности исторической достоверности в детской иллюстрации, о созданных им самим техниках рисования, а также о том, как в Россию были завезены авторские права на книги Астрид Линдгрен и какую важную роль в образе книги может играть такой вроде бы незначительный элемент, как колонцифра.

В феврале 2015 в крипте Казанского собора проходила персональная выставка Михаила Бычкова, где можно было рассмотреть оригиналы иллюстраций к стихотворению Ивана Сурикова «Детство». Именно там мы и встретились с художником. Рядом с картинами, которые раскрывают красоту снежной зимы и самобытность русской деревни, невозможно не спросить об источниках вдохновения для такого подробного, детального описания старой деревенской жизни.

— Действительно, русская зима началась у меня не с «Детства» Ивана Сурикова, а с «Серебряного копытца» Бажова. Тогда я и погрузился в изучение Урала, стал вспоминать свои впечатления от русской зимы. Я вырос в городе, но на каникулах мы выезжали в Сиверскую, отсюда у меня и зима, и горки, и санки, и лыжи: так же я летел кубарем с горки, так же сушились мои шаровары возле печки… То есть детские впечатления, конечно, были, но и не только. Есть вещи совершенно необъяснимые.

«Вот моя деревня, вот мой дом родной…» — это что-то из глубин души, в процессе чтения стихотворения приходят чувства, ощущения, что это родное: наша земля, зима, страна — все это есть у Сурикова. Наверное, мне в детстве мама когда-то что-то подобное читала. Сам я по-настоящему был в деревне всего один раз в своей жизни: в семнадцать лет, летом. Там, в Тверской области, была русская печь. Мама даже попыталась в ней помыться, чтобы уж все было по-настоящему, но, правда, вся перепачкалась в саже и ужасно хохотала, когда отмывалась потом во дворе, ведь чтобы мыться в печи, нужно знать, как правильно в нее залезть, как вылезти.

Конечно, в процессе изучения деревенского быта и народного костюма я много читал о русской крестьянской жизни. Это сейчас ушло. В той жизни было много всего интересного, хорошего, о многом можно пожалеть, но так уж сложилась наша история. Безусловно, для того чтобы рисовать русскую деревню, нужно иметь представление, какие были избы, как устроена изба, какими были русские печи — они все разные.               читать

Михаил Бычков «Послесловие художника»

Михаил Бычков «Послесловие художника»

IMG_9911

Бажов П. П. «Серебряное копытце»   в Лабиринте, в Риде, в Озоне

Первую иллюстрацию к «Серебряному копытцу» я нарисовал очень давно, ещё в детстве. Из этого рисунка через много лет «выросла» целая книжка.

У нас дома на шкафу лежал плоский мешок из крафта — такой толстой хозяйственной бумаги. В него мама складывала мои детские рисунки. В нём-то спустя много лет я и нашёл свой рисунок к «Серебряному копытцу». Он удивил меня взрослого сюжетом, который я выбрал в детстве: на моём рисунке Копытце беседовал с Мурёнкой, высекая для неё камешки. Бажов называет Серебряное копытце козликом. Я видел иллюстрации, где незадачливый художник нарисовал его бородатым козлом. На самом деле козлики у Бажова — косули, которые в избытке водились раньше на Урале.

В нескольких страницах сказа Бажов отразил целый пласт жизни на Урале, на уральских заводах — посёлках, мало отличавшихся от деревень по укладу жизни, быта и одежде поселенцев. Жили на заводах рабочие с приисков, каменоломен, промышленных и дереводобывающих предприятий. Таков дед Кокованя. Летом он промывал пески, добывал золото. Это очень тяжёлый труд. Значит, Кокованя был силён и вынослив. Зимой он промышлял охотой. Охотником тоже мог быть далеко не каждый. Порох, пули и прочие необходимые охотнику вещи стоили дорого. Выживал тот, кто попадал с первого выстрела. Охотник, поражавший цель только с третьего раза, вынужден был бросать это дело: ему было не под силу прокормить семью.       читать

Михаил Бычков: «Я проработал над «Алыми парусами» 12 лет!»

Михаил Бычков: «Я проработал над «Алыми парусами» 12 лет!»

Художник Михаил Бычков рассказал о тяжелой издательской судьбе «Алых парусов» Грина, которые он проиллюстрировал, и основных особенностях этого издания, а также о том, какую роль в издании «Алых парусов» сыграл известный российский художник Борис Диодоров.

— Расскажите, как Вы стали иллюстратором «Алых парусов» Грина?

— С «Алыми парусами» все получилось случайно. Есть небольшая предыстория. Я в Москве однажды познакомился с главным художником издательства «Детская литература» Борисом Аркадьевичем Диодоровым, который как раз только вступил в эту должность. Я приехал в Москву, чтобы следить за печатью моих «Трех толстяков», а его самое первое издание «Винни-Пуха» шло в типографии «Детская книга № 1», в Советском союзе она считалась лучшей типографией, которая печатала детскую книгу. И так вышло, что наши с ним книги печатались в соседних цехах. Он зашел в соседний цех из любопытства, и увидел мои иллюстрации к «Трем толстякам». Тогда Борис Аркадьевич сразу подошел к главному технологу и сказал: «Хочу познакомиться с этим художником, мне очень нравятся его иллюстрации. Как только он приедет, сразу мне скажите». И только главный технолог мне это передал, как Диодоров идет ко мне на встречу со словами «Мишенька, мне так нравятся твои иллюстрации! Такая замечательная книжка!» Так мы и познакомились, и это знакомство оказалось замечательным, мы дружим до сих пор.

— И как это знакомство привело Вас к «Алым парусам»?

— Буквально через пару месяцев после того случая Диодоров обратился ко мне с просьбой, зная, что я занимаюсь не только иллюстрацией, но еще и дизайном. Он мне сказал: «Миша, у меня есть такая книжка, называется «Поэма о революции». Художник сделал хорошие гравюры, но не может сделать макет этой поэтической книжки, а для «Детской литературы» она очень важна. Ты не возьмешься сделать макет? А за это, когда ты приедешь в Москву, я перед тобой выложу план издательства «Детская литература» на следующий год, и ты выберешь все, что хочешь». А надо сказать, что план у московской «Детской литературы» был гигантским, и я, естественно, загорелся. Я поднапрягся и сделал тот макет, работал буквально сутками — Диодоров был в восторге от результата. И вот я приезжаю в Москву, и передо мной — большой горизонтальный альбом с планом всех книг на год, справа в нем графа, куда вписывается художник. Я тогда очень хотел сделать «Приключения Тома Сойера», поэтому быстро по алфавиту нахожу Марка Твена в списке, открываю, а там… Батюшки, это была единственная книга, напротив которой уже стояла фамилия художника! В плане уже стоял Алимов. Диодоров сказал мне, что тут он ничего поделать не может, так что в моем распоряжении — любая другая книга из списка, нужно быстренько выбирать. И тут меня на месте осенило: «Хочу «Алые паруса»!» Я даже сам не понял почему. Диодоров был доволен и внес это в план. Я уехал из Москвы счастливый.          читать

Михаил Бычков: «Серебряное копытце — это совсем не козлик»

Михаил Бычков: «Серебряное копытце — это совсем не козлик»

Михаил Бычков — известный петербургский художник, дизайнер и иллюстратор. Редакции удалось поговорить с Михаилом об истории создания иллюстраций к сказу Бажова «Серебряное копытце». Художник поделился, как он подходит к созданию макета и как нему приходят образы героев.

— Михаил, расскажите, как вы решились проиллюстрировать «Серебряное копытце»?

— Началось все с того, что я нашел свои детские иллюстрации к «Серебряному копытцу» и мне захотелось нарисовать эту книгу. Это не заказной проект, а мой собственный.

— Сколько шла работа над «Серебряным копытцем»?

— Я придумал макет примерно 5–6 лет назад. Вообще макеты я делаю быстро, за несколько дней. Но макет потом должен полежать, чтобы созрели чувства, ощущения, чтобы выросла техника. «Копытце…» лежало столько времени, потому что, во-первых, я не представлял себе, кому его предлагать, а во-вторых, долгое время не мог просто сесть и начать рисовать для себя. Был этап изучения материала, ведь выяснилось, что я совершенно не знаю Урала. В этом мне очень помогла Изабелла Иосифовна Шенгина — доктор исторических наук и сотрудник Этнографического музея. Я ей позвонил и сказал, что я художник и занимаюсь сейчас «Серебряным копытцем». Она меня тут же пригласила в музей. Во время нашей встречи под ее диктовку на своем макете я написал напротив каждого костюма, кто во что должен быть одет. Я отметил, во что одеты девушки, женщины у колодца, как одевались молодые, а как — старики.         читать

Поэт Михаил Яснов о книге «Месье, месье, который час?»

Поэт Михаил Яснов о художнике Михаиле Бычкове и о книге «Месье, месье, который час?»

Михаил Бычков — один из самых внимательных художников наших книг, детских и взрослых. По его иллюстрациям можно изучать, например, историю костюма, или быт какой-нибудь эпохи, а если книжка, которую иллюстрирует Бычков, — сказочная, он сам создает такую историю, и читатели на всю жизнь уносят с собой образы, им созданные.

Михаил Бычков свято следует самой главной заповеди детского иллюстратора: он «доигрывает» то, что придумал писатель, создает параллельный мир, в котором герои литературного произведения преображаются художником.

Я долгие годы вынашивал мечту сделать с Михаилом Бычковым общую книгу. Но все что-то не получалось. К тому же Бычков — человек очень занятой: то рисует иллюстрации к Гоголю, или к Александру Грину, или к Антуану де Сент-Экзюпери, то придумывает макеты и дизайны к разным взрослым альбомам и книгам, то ездит по выставкам (и получает всякие заслуженные призы!)… И вот наконец такая радость случилась: Михаил Бычков нарисовал иллюстрации к книге «Месье, месье, который час?» со стихами современных французских поэтов, которые я собрал и перевел. Эта книга недавно вышла в «Детгизе» и благодаря иллюстрациям Бычкова получилась не простым сборником стихов, а целым альбомом — с моей точки зрения, неописуемой красоты!          читать

Заповеди Михаила Бычкова

Заповеди Михаила Бычкова

В мастерской художника Михаила Бычкова живут необыкновенные существа. Под потолком парят деревянные птицы. В аквариуме о чём-то шепчутся разноцветные камешки. А на полках – книги, книги… Рассмотрим те, которые проиллюстрировал художник.Вот «Три толстяка» Юрия Олеши. Кажется, его герои так и движутся по страницам – циркач скачет на лошади, вояки гремят шпорами, а знаменитая кукла Суок в розовом платье с лентами и рюшками оживает то в одной главе, то в другой… А сколько удивительных деталей! Хочется рассматривать и одежду, и обувь, и оружие, и то, как устроена карета или повозка циркачей, и буквально каждую травинку и листик… Будьте уверены: всё нарисовано абсолютно точно, в согласии с природой, временем и замыслом писателя. Это первая заповедь: иллюстрации к детским книгам должны быть узнаваемыми и в то же время познавательными.Долгие годы Михаил Абрамович Бычков сотрудничает с Людмилой Юльевной Брауде, переводчицей, автором «русской» Астрид Линдгрен. Когда художник привёз в Стокгольм свои иллюстрации к книге Линдгрен «Пиппи Длинныйчулок», шведы были очень удивлены. «Как? – говорили они. – Разве Пиппи такая? Она же маленькая девочка?»  Они почему-то считали, что ей пять лет. Тогда Бычков показал то место в книге, где сказано, что Пиппи – девять лет. Вот вам и вторая заповедь: художник должен внимательно прочитать книгу и «доиграть» в рисунках то, о чём ведётся рассказ.          читать

Михаил Бычков: «Ребенку нельзя врать, в том числе и в иллюстрациях»

Михаил Бычков: «Ребенку нельзя врать, в том числе и в иллюстрациях»     

Уже на первых стадиях работы с текстом я составляю досье на каждого персонажа, на какие-то предметы, которые могут повторяться в тексте. Составлять досье – это значит, что я читаю книгу много-много раз, но каждый раз это чтение связано с определенным углом зрения. Т.е. один раз я читаю, чтобы выписать все конкретно про этого персонажа или про нескольких персонажей, составляю полное досье на них, цитатно. Это позволяет мне избегать нелепостей.

Плюс к этому я серьезно занимаюсь страной, эпохой, что очень важно. Я выписываю непонятные для меня вещи, непонятные слова, а дальше я выясняю все по возможности досконально.

Возьмем, например, «Черную курицу», где конкретная эпоха и даже десятилетие вполне конкретно указано. Я видел много иллюстраций к этой книге, где художники не очень интересовались временными реалиями, где было, например, сильное несоответствие в костюмах. Когда я работаю над книгой, я выхожу, как правило, на очень серьезных, компетентных людей. В «Черной курице», например, меня консультировал заведующий отделом костюма Эрмитажа. Я в запасниках держал единственный костюм в своем роде 18 века. Так же как шинель, в которой бежал поручик, – это настоящая шинель из собрания Эрмитажа. Костюм мальчика Алеши, который нарисован у меня в иллюстрациях к «Черной курице», — это костюм барабанщика артиллерийского полка. Настоящий. Как мне подсказал Сергей Лесин, изумительный специалист по костюмам, который меня консультировал, 18 век — это век военной формы, и форма у мальчиков в пансионатах мало чем отличалась от военной формы. Я держал в руках этот костюм, я его рисовал, не фотографировал. Все детали настоящие, количество пуговичек и т.д.          читать

Михаил Бычков о себе и о детской иллюстрации

Михаил Бычков о себе и о детской иллюстрации   

«Однажды я родился хорошим мальчиком. Из хорошей семьи. По утрам я высокого роста. Люблю лопухи, одуванчики, облака в лужах, рисовать и париться в баньке. Не люблю, когда собака без дома, нет денег и болит зуб. Понять, откуда берутся иллюстрации не пытаюсь, хотя нарисовал 30 детских книг.»

«Что же я, художник, должен сделать в детской книге? Просто сесть и всё нарисовать: ярко, образно, празднично, оригинально, остро, гармонично, понятно, точно, детально, доступно, искренне, чтобы душу взволновало и запало в сердце. Эта традиция хороша тем, что оставляет место для чуда рождения иллюстрации — тайны, непонятной самому художнику.»

«Я не рисую иллюстрации. Я создаю пространство, населенное персонажами сказки. Это пространство само по себе сказочно, оно может быть глубже, короче, разворачиваться вверх и по диагонали. В нем можно существовать мысленно. Я в нем живу. Я и Кот в сапогах, и Людоед, и глупая красавица, и волшебный лес. Как я себя чувствую в этом пространстве, также в нем себя чувствует и ребенок, для которого я рисую. Если мне становится скучно, я выбрасываю рисунок. Искусство – самое честное зеркало, оно бесстрастно обнажает художника…»          читать

Бажов П. П. «Сказы»

Сборник сказов Павла Петровича Бажова «Малахитовая шкатулка» богат сокровищами слова, как родной Урал писателя — золотом, серебром и самоцветными камнями. Сказ «Серебряное копытце» среди них — одна из самых легких, изящных и в то же время емких по смыслу волшебных историй.

В нашей домашней библиотеке четыре удивительных книги П. П. Бажова с иллюстрациями знаменитых художников.

В этой уникальной книге чудесным образом соединились и многократно увеличили достоинства друг друга таланты автора и художника. То, о чем просто и лаконично сказал П. П. Бажов, петербургский художник Михаил Бычков своей волшебной кистью превратил в живописные полотна. Сказочный Урал стал зримым и реальным во множестве деталей и подробностей — и все равно остался волшебным!

IMG_9911

Бажов П. П. «Серебряное копытце»   в Лабиринте, в Риде, в Озоне

Автор: Бажов Павел Петрович
Художник: Бычков Михаил Абрамович
Издательство: Акварель

Много чудес хранят Уральские горы: распускается здесь неувядаемый каменный цветок, выползает из земли сверкающий змей, пляшет в огне костров девчонка-огневушка… И живёт на Урале козлик Серебряное копытце — в иллюстрациях Марины Успенской робкое, ранимое, трогательное волшебное существо. Не каждому он показывается, но кто ему приглянётся, с тем он поиграет и камнями самоцветными одарит…

IMG_8800

Бажов П. П. «Серебряное копытце»     в Лабиринте, в Риде, в Озоне

Автор: Бажов Павел Петрович
Художник: Успенская Марина Евгеньевна
Издательство: Речь

В 1966 году для издательства «Художник РСФСР» Н. Кочергин выполнил комплект из двенадцати открыток к сказам П. Бажова — по одной открытке к каждому сказу. Точнее, двенадцать были изданы — готовил он больше, в архиве художника сохранились карандашные наброски к сказам «Чугунная бабушка» и «Кошачьи уши», а также его пояснения к содержанию открыток.

IMG_1573
Бажов П. П. «Малахитовая шкатулка. Уральские сказы»    в Лабиринте, в Риде, в Озоне

Автор: Бажов Павел Петрович
Художник: Кочергин Николай Михайлович
Издательство: Нигма

В книгу вошли самые известные сказы П. П. Бажова: «Медной горы Хозяйка», «Малахитовая шкатулка», «Каменный цветок», «Горный мастер» с великолепными иллюстрациями В. Назарука.

IMG_0443

Бажов П. П. «Сказы»   в Лабиринте, в Риде, в Озоне

Автор: Бажов Павел Петрович
Художник: Назарук Вячеслав Михайлович
Издательство: Дрофа Плюс

Бажов П. П. «Медной горы Хозяйка. Уральские сказы»    в Лабиринте, в Риде, в Озоне

Автор: Бажов Павел Петрович
Художник: Назарук Вячеслав Михайлович
Издательство: Речь

Рекомендую следующие книги Бажова П. П.

Художник: Баюскин Василий
    в Лабиринте, в Риде, в Озоне

Художник: Милашевский Владимир Алексеевич
    в Лабиринте, в Риде, в Озоне

Художник: Бабаркина Нина Дмитриевна
    в Лабиринте, в Риде, в Озоне

Художник: Ионайтис Ольга Ромуальдовна
   в Риде, в Озоне

Художник: Коротаева Мария
   в Лабиринте, в Риде, в Озоне

Художник: Митрофанов Максим Сергеевич
   в Лабиринте, в Риде, в Озоне

Художник: Бабюк Станислав Валерьевич
   в Лабиринте, в Риде, в Озоне

Олеша Ю. К. «Три Толстяка»

«Три Толстяка» — одна из лучших отечественных сказок XX века. Произведение, написанное в 1924 году на рулоне газетной бумаги — за отсутствием бумаги обыкновенной, на полу — за отсутствием стола, стало новым мифом и прославило своего создателя — выдающегося писателя Юрия Карловича Олешу. Приключения героев сказки — бесстрашного канатоходца Тибула, храброй маленькой танцовщицы по имени Суок, мужественного оружейника Просперо и доброго доктора Гаспара Арнери — волнуют сердца многих поколений маленьких читателей. Ведь именно ум и находчивость этих героев, их смелость и верность дружбе помогли народу свергнуть жестокую власть Трёх Толстяков, а добру и справедливости — восторжествовать над обманом и бессердечием.

Одним из лучших иллюстраторов «Трёх Толстяков» по праву называют Леонида Владимирского. Почерк художника, для которого, по его собственному признанию, «главным является образ героя, яркий характер, динамичные композиции», идеально подошёл для героического романа-сказки.

IMG_5744

Олеша Ю. К. «Три толстяка»    в Лабиринте, в Риде, в Озоне

Автор: Олеша Юрий Карлович
Художник: Владимирский Леонид Викторович
Издательство: Речь

Аналогичное издание:
    в Лабиринте, в Риде, в Озоне

Чудесные иллюстрации петербургского художника Михаила Бычкова создают на страницах книги особое сказочное пространство, удивительно созвучное тексту Ю. К. Олеши. С неиссякаемой любовью, выдумкой и невообразимой тщательностью рисует художник и балаганчик дядюшки Бризака, и дворец Трёх Толстяков, и сурового Просперо, и летающего продавца воздушных шаров.

IMG_9256

Олеша Ю. К. «Три толстяка»    в Лабиринтееще в Лабиринте, в Риде, в Озоне

Автор: Олеша Юрий Карлович
Художник: Бычков Михаил Абрамович
Издательство: Махаон, Азбука

Аналогичное издание:
   в Лабиринте, в Риде, в Озоне

Обратите внимание,  что в книгах издательств Махаон и Акварель разные иллюстрации Михаила Бычкова.