Интервью с Маем Митуричем. СТРОГОЕ ВОСПИТАНИЕ

Интервью с Маем Митуричем. СТРОГОЕ ВОСПИТАНИЕ

Май Петрович Митурич… Встреча с большим художником и очень скромным человеком, который «был и остается совестью целого направления детской книги, связанного с именами Виктора Дувидова, Льва Токмакова, Евгения Монина, Никиты Чарушина…»

В мастерской Мая Митурича просторно и прибрано — ни разбросанных листов бумаги и подрамников, ни засохших красок, ни глиняных кувшинчиков и восковых яблок для натюрмортов. Художник, с седой бородой, с тихим мягким голосом, улыбается немного застенчиво, немного грустно, усаживает меня на диван, садится сам и пытается выяснить, что от него надо.

— Я совершенно не знаю, что сейчас творится в книжной графике, я ведь уже 12 лет, как не издаюсь. У меня было пять серий рисунков к сборникам японских сказок, к “Маугли”, но тогда, в 89-м, оказалось, что нет денег, нет бумаги… Так что я ничего не знаю, голубчик, никуда не хожу.

— Май Петрович, вы с самого начала решили рисовать для детей?

— Мне интересно было делать цветные книжки. А цветная иллюстрация в основном в книгах для детей. Во “взрослых” это, как правило, черно-белая, а я хотел работать с цветом. Да и самих иллюстраций в детских книжках больше.

— И с чего началась ваша работа в детской книге? Где вы работали?

— Я окончил Полиграфический институт, работал в издательстве “Детская литература”, “Советская Россия” — там была хорошая детская редакция. А началось с текстов Маршака. Я сделал “Шалтая-Болтая”, рисунки увидел Маршак, ему понравилось. Он вообще очень ревниво относился к иллюстрациям, обязательно просил показать…          читать

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *