Интервью с художником сказок Леонидом Владимирским

Интервью с художником сказок Леонидом Владимирским

— Леонид Викторович, недавно информагентства облетело невероятное сообщение из Италии: найдена могила Пиноккио — того самого, который в сказке Алексея Толстого (написанной по мотивам книжки итальянского писателя Карло Коллоди) зовется Буратино. Оказалось, что за веселыми приключениями бесшабашного соснового мальчишки стоит трагическая судьба реального человека.

— Да, я слышал о нем. Его звали Пиноккио Санчес. Будучи очень маленького роста, он стал барабанщиком в наполеоновской армии. Служил и воевал пятнадцать лет. Домой вернулся беспомощным калекой и вскоре бы умер, если бы не изобретательный врач Карло Бестульджи. Он сделал для Пиноккио протезы рук и ног, и даже деревянную вставку носа. После этого бывший барабанщик нашел себя в ярмарочном театре, где играл много лет. Предания о Пиноккио и искусном мастере Карло, очевидно, были еще свежи в начале 1880-х годов, когда Коллоди взялся написать сказку с продолжением для одной флорентийской газеты.

В том, что у Пиноккио и папы Карло были реальные прототипы, я почему-то никогда не сомневался. Может, потому, что Буратино рисовал с маленькой дочки, а папу Карло — со своего дедушки. И он потом ходил по Тверскому бульвару и очень радовался, когда дети его спрашивали: «Вы папа Карло?», а взрослые интересовались: «Вы снимались в кино?». И он важно так отвечал: «Нет, только в книжке…»

Пиноккио слишком своеобразен, чтобы быть придуманным. У него же такой острый, чисто итальянский характер. И по всему понятно, что уж если он попадет на войну, то будет там именно барабанщиком.          читать

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *