Евгений МИГУНОВ «1941: ОПОЛЧЕНЧЕСКАЯ ОДИССЕЯ» (продолжение)

Евгений МИГУНОВ «1941: ОПОЛЧЕНЧЕСКАЯ ОДИССЕЯ» (продолжение)

А потом снова шли. Кто шел, а кто – ковылял. Видя, как шатает меня, Колька – здоровый, длинноногий, – взял у меня рюкзак. Благородство всегда наказывается: отец-командир, заметив непорядок, поинтересовался: почему два рюкзака? «Так что — помогаю обессилевшему товарищу!» — «За проявленную сознательность назначаю вас, боец…» — «Кемарский, Ваш-ство!» — «…Кенарский, атделенным командиром!» — «Служу трудовому народу!». Так я был впервые обойден производством в чины… Сам виноват!

Ну вот, кажется, и солидный привал. Боюсь, что не стоило так стремительно двигаться к этому четырехугольному зеленому газону размером с футбольное поле и окруженному с трех сторон высокими березами, с четвертой – смешанным лесом с негустой опушкой, чтобы застрять на нем на добрых две недели для повторения всего того, что мы знали еще в средней школе… Россию здесь мы не спасали. Правда, по сравнению с марш-броском, от которого неделю сводило ноги и мозжили подошвы, это был санаторий. Это был заповедник «Мцыри» — бывшая барская усадьба.
Сразу же началась дифференциация. Какие-то особенности военных достоинств, зафиксированных в каких-то котирующихся документах (хотя вроде нет – билетов не спрашивали при записи), или особая ловкость, умение приспособиться (а может быть, партийность?), как-то разъединили наш дружный взвод.
Какие-то ночные передвижения на компункты, какие-то перешептывани[я] и шушуканье о чем-то, чего я не понимал, мало меня заботили, хотя я их и замечал.
Мы занимались обычной строевой подготовкой. Кидали деревянные, окованные жестью от консервной банки, гранаты в «окопы». Нам наконец-то выдали винтовки – польские трофейные карабины – короткие, но тяжелые. «Кавалерийские» — объяснили нам позже.          читать

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *