Анатолий Слепков «Автобиографические заметки из моих воспоминаний»

Анатолий Слепков «Автобиографические заметки из моих воспоминаний»

Не много лиц мне память сохранила,
Не много слов доходят до меня…
А.С. Пушкин

Довоенный Киев. Мне четыре года.
В матросском костюмчике я с отцом отправился в больницу навестить матушку, выздоравливающую после тифа. Завидев ее в окошке, кричу:
— Мама, смотри, как я бегаю!
Вскоре тифом заболела старшая сестренка. Почему-то живой я не помню ее, а только мертвой — с веночком из бумажных цветов на головке, — яркие разноцветные ленты по
бокам…

***
…Голод 29-го и 33-го годов вынудил моих родителей спасаться с маленьким ребенком в столице, где в то время жила сестра отца — тетя Соня.
Будучи женой одного из секретарей Н.С. Хрущева, она буквально выдернула семью своего брата из объятий голодной смерти, гулявшей по унылым селениям Херсонской губернии…

***
…Война!
Под Киевом отец, как и сотни тысяч советских солдат, попадает в плен. Благодаря сметливости ему удается бежать.
С трудом переправляет семью под Николаев к маминым родителям. Там еще тихо, хоть все в тревожном ожидании приближающейся беды.
А пока ласково светит солнышко. В садах зреют яблоки. Под густыми зарослями крыжовника прячутся от жары куры…

***
…Под утро такой сладкий сон!
А меня стаскивают с постели, и все, кроме деда, бежим через дорогу к соседям Гайдамакам. Спускаемся в глубокий погреб, уже порядком набитый людьми. Налетели самолеты.
Отдаленные взрывы. И тут так «бухнуло», что в погребе всех подбросило. Это где-то в двухстах метрах от нашего убежища, в огород моей тетки Горпины, упала бомба. Потом мы, мальчишки, долго стояли на краю огромной воронки и дивились ее глубине…

***
…Раннее утро. Я стою у ворот. Тихо.
На верхней улице высоко в небо поднялся черный столб дыма. Зловещий восклицательный знак беды!
По нашей широкой пыльной улице вразброд, в угрюмом молчании идут наши солдаты.
Шарканье сапог да позвякивание солдатских котелков…
Отец решил присоединиться к неизвестно куда бредущему войску. Наспех собрана котомка, и страшная картина прощания. Ее забыть невозможно и словами не описать. Стоя на коленях на земляном полу светелки, обливаясь слезами, отец обхватил руками маму, меня и сестру, будто прощался с нами навсегда…
Тут уместно сказать: судьба оказалась милосердной к нему. Пожалела. Видать, не забыла, как восьмилетний полный сирота Гриша Слепков уже батрачил пастушком. Вот и не упускала она из виду Григория Ивановича во все время войны. Еще дважды отец попадал в немецкий плен и удивительным образом бежал из него…
Награжденный медалями, главными из которых были «За отвагу» и «За взятие Берлина», он вернулся к своей семье без единой царапины, пулевой или осколочной. И это при том, что с самого начала боев он далеко забросил солдатскую железную каску, объясняя это просто:
— Бежишь в атаку, а она, зараза, бьет тебя то по лбу, то по затылку!           читать

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *