Александр Траугот о «Кукле» и блокаде: «Человеческое тепло — единственное, что грело»

Александр Траугот о «Кукле» и блокаде: «Человеческое тепло — единственное, что грело»

Знаменитый художник Александр Траугот рассказал об истории создания иллюстраций к книге «Кукла» и страшном времени блокады Ленинграда.

В дни празднования 70-летия снятия блокады мы попросили Александра Георгиевича Траугота, выдающегося художника-графика, рассказать о том страшном времени, а также о работе над иллюстрациями к книге Г. Черкашина «Кукла».

— Александр Георгиевич, расскажите, пожалуйста, о «Кукле»?

— Что сказать о «Кукле» Черкашина — это одна из любимых книг у нас с братом. Когда мы ее читали, мы вспоминали войну, нашу семью: дедушку, бабушку… Дедушка был известный инженер, у него было много книг, а потом голод, который и дедушка, и бабушка не пережили. Дедушке было 65 лет, и вот это превращение такого благополучного профессора в дистрофика осталось навсегда в памяти. Я помню, как мы пилили наши стулья, столы, чтобы топить буржуйку.

И в этой книге, в этом рассказе Черкашина, еще есть тема, которую трудно даже описать. Она о том, что были люди, которые во время голода, бедствий, расцвели. Это были далеко не лучшие люди, и этот контраст в книге передан. Я не знаю, чувствуется ли это в наших рисунках, но мы очень хотели его выразить. Мы видели этих людей, этих женщин, которые вдруг среди голода имели цветущий вид, рядились в непомерное количество золота и мехов.

Когда в нашу квартиру попал снаряд, нас пересилили в другую квартиру. А в нашей сделали детский дом для сирот. Сирот мы никогда не видели почему-то. А вот директоршу этого детского дома можно было увидеть в роскошной шубе, и румяный кавалер всегда был с ней. Но, кстати, умерла она от голода, у нее был рак, и она не могла есть.

Этот спектакль войны был драматичен именно тем, что одни голодали и умирали, а небольшое количество людей при этом пировало.          читать

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *